103 гвардейская дивизия ВДВ

В 1990 году я закончил училище. А так как учеба всегда давалась мне легко, то вместе с лейтенантскими погонами я получил красный диплом. Но думал я в то время больше не о карьере, а о том, что, наконец, сбудется моя мечта и начнется настоящая служба. Для меня она ассоциировалась в первую очередь с 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизией, которая базировалась в Витебске. На тот момент она была одним из самых боеспособных подразделений нашей армии. Ее только-только вывели из Афганистана. Слава о ней шла по всей армии. Естественно, что я написал рапорт с просьбой направить служить меня именно туда.

Приехали на пустое место. Квартиру в городе снять было невозможно. За красный диплом я получил двойной оклад – что-то около восьмисот рублей. По тем временам большие деньги. Пока их хватало, жили в гостиницах. Начали с лучшей в городе, а потом наши пристанища становились все хуже и хуже. Закончили такой, где в деревянных стенах щели в палец толщиной. Сквозь них можно было спокойно наблюдать за тем, что делается на улице.

Жене пришло время рожать. Я отвез ее в роддом и пошел к командиру дивизии Бочарову. Сообщил, что везти ребенка некуда. Он тут же вызвал к себе заместителя по тылу и приказал ему решить жилищный вопрос в течение суток.

Нам выделили комнату в общежитии. Это был обычный четырехэтажный дом с небольшими комнатами и без особых удобств. Без горячей воды, конечно же. Но все-таки собственное жилье! Тогда казалось, что ничего лучше нет и быть не может.

27 сентября того же 1990-го года я стал отцом! У меня родился сын Игорь. Добавились хлопоты по дому, а служба шла своим чередом. В дивизии я освоился довольно быстро. Мне Мне очень повезло с сослуживцами. Практически все офицеры дивизии прошли Афганистан. С войны они вынесли правило: помогать друг другу.

Меня назначили заместителем командира роты по политической части. Но через некоторое время я попросил перевода на должность взводного командира. Почувствовал, что это мне ближе. Конкретное дело более соответствовало моему характеру. Вскоре мой взвод был признан лучшим в дивизии.

ВДВ - довольно небольшой по численности род войск. Оттого и служебное продвижение происходит сравнительно медленно. Тем не менее, достаточно быстро я стал исполняющим обязанности командира роты. Это капитанская должность, а я в то время был 24-летним старшим лейтенантом. Среди моих заместителей был, к примеру, капитан Коростелев, награжден­ный двумя орденами Красной Звезды. Но командование остановило выбор на мне. …

В Витебске меня застала весть о подписании Беловежского соглашения и прекращении существования Советского Союза. Трудно описать словами  чувства, какие захлестнули меня в тот момент. Могу лишь сказать, что был шок. Полнейшее непонимание того, как это вообще могло произойти. Не укладывалось в голове, что Украина и Белоруссия стали заграницей.

Мы базировались в Витебске, на территории нового суверенного государства, но подчинялись напрямую командованию ВДВ. Впрочем, кое-какое вмешательство в наши дела тогда уже предпринималось. У нас была сформирована рота для отправки с миротворческой миссией в Югославию, а белорусские власти запретили отправку войск со своей территории. В конце концов, самая боеспособная дивизия советской армии практически прекратила свое существование. Офицеры разъехались, мало кто принял белорусскую присягу.

Поиск по сайту:

Россия и мир

Опрос