Группа "А"

Осенью 1990 года мне предложили стать кандидатом в группу «Альфа». Я согласился без раздумий. Для меня все было очевидно. Я всегда стремился к самому-самому, а «Альфа» - элита элит. Это было исполнением мечты.

Следующие два года я проходил всевозможные испытания и проверки. Бесчисленные тестирования, зачеты по физподготовке. Впрочем, физическая подготовка практически у всех кандидатов в «Альфу» была на высшем уровне. Наибольшее внимание уделялось психологическому состоянию человека, его психической устойчивости. Проверяли, насколько адекватно поведет себя человек, оказавшись в непредвиденной ситуации. Отбор велся очень жесткий. Бывали периоды, когда в группу не приходило ни одного нового человека за год, за два. А ведь кандидаты шли и шли.

1 июля 1993 года для меня знаменательный день: я был зачислен в штат и стал полноправным сотрудником группы «Альфа». А спустя всего месяц состоялась моя первая командировка в горячую точку. В это время в самом разгаре шли боевые действия в зоне осетино-ингушского конфликта. Как раз тогда, 1 августа, под Владикавказом был убит глава временной администрации в зоне чрезвычайного положения Поленичко. При этом погиб наш товарищ, старший лейтенант Виктор Кравчук. Еще один наш сотрудник, младший лейтенант Андрей Кондратьев, был ранен.

Шла гражданская война между осетинами и ингушами. С распадом Советского Союза сразу же всплыли их вековые противоречия: ингуши - мусульмане, а осетины - христиане. Да плюс еще территориальные претензии. Конфликт возник на фоне стремительного обнищания людей.

Если в Осетии еще что-то работало, то в Ингушетии не работало ни одно предприятие. Маленькой республике после распада Чечено-Ингушской АССР вообще мало что досталось. Из крупных объектов - пара неработающих заводов да пара кинотеатров.

В зоне конфликта была странная и напряженная обстановка. Днем относительно тихо, а с наступлением темноты начиналась стрельба. Причем со стороны обеих противоборствующих сторон. Хотя, если честно, чаще всего конфликты провоцировали ингуши. Кстати, следы преступления после убийства Поленичко тоже вели в Ингушетию.

В нашу задачу входила охрана первых лиц. В тот день мы возвращались после переговоров из Джейракского ущелья. Я сопровождал в автомобиле главу временной администрации Шаталина. Начался обстрел нашей колонны. Боевики воспользовались тем, что уже темнело.

В тот момент у меня не было никаких посторонних мыслей, все делалось на автоматизме. Водитель до упора нажал на педаль газа, а я в окошко начал отстреливаться. Доехали мы тогда до места назначения благополучно. Это был первый раз, когда в меня стреляли и возникла реальная угроза жизни. Тут-то я и вспомнил родное училище. Те, казалось бы, невыносимые физические и психологические нагрузки. Тогда думал - зачем все эти занятия, когда изо дня в день вдалбливается одно и то же? Теперь мне стало понятно - затем, чтобы уметь выжить. Не зря, выходит, нас изматывали на тренировках! Как коснулось дела, оказалось, что я готов к таким критическим ситуациям. И те навыки, что отложились в подсознании, способны выручить меня при любых обстоятельствах.

Поиск по сайту:

Россия и мир

Опрос