Вновь Чечня

Прошло несколько лет, и я вновь оказался на войне. Вновь в своей стране, где убивали друг друга соотечественники.

Мы вошли в Грозный в начале 2000 года сразу после его освобождения. Город произвел жутковатое впечатление. Поначалу было ощущение, что ты попал в Сталинград. Кругом одни руины. Полно боевиков. Из каждого окошка можно ожидать выстрела в спину. Гражданское население трудно было встретить. Лишь небольшие группки стариков прятались по подвалам. В часы, когда на площади раздавали гуманитарную помощь, люди выходили ненадолго. Их было человек двести-триста. Оборванные, голодные, больные, запуганные. Быстро получали пищу и стремились назад в свои убежища.

В одной из "жарких" командировок.

Извините, быт у нас незамысловатый

Нас разместили в Ленинском районе, недалеко от Дома правительства, в здании бывшего детского сада. Но это слишком громко сказано. На самом деле - лишь стены, крыши почти не было. Холодно, часто моросил дождь. Заколотили самые большие щели, чтобы избавиться от сквозняков, и стали жить. Обстреливали нас часто. Случались и казусы. Наши соседи однажды едва не стали жертвами своего современного оружия, попавшего к боевикам.

Бесшумные винтовки «Вал» и «Винторез» созданы для избирательного поражения противника в городе, чтобы рикошетом шальные пули не поранили ни в чем не повинных людей. Прицельная дальность всего 400 метров, зато на этом расстоянии пробивает любой бронежилет. Оружие спецназа. По иронии судьбы им пришлось испытать это оружие на себе. Бойцы мылись в импровизированной бане, устроенной в армейской палатке. Дело было вечером. Бойцы уже намылились и вдруг услышали короткий шипящий звук: «П-ф-ф!» После этого на брезенте палатки появилась аккуратная дырочка. Потом еще раз что-то «фыркнуло», и палатку изуродовала вторая пробоина. Ребята, сообразив, в чем дело, повыскакивали из бани в чем мать родила...

Нечищенный автомат хуже нечищенного сапога

В нашу задачу входило создание временных отделов, а главное - поиск и уничтожение лидеров боевиков. Начали с налаживания агентурной работы. Прежде у наших коллег в Чечне была налажена работа отличной агентурной сети, но в свое время ее бросили на произвол судьбы. Создавали с нуля.

Первая моя командировка в Чечню продлилась до 9 мая 2000 года. В тот день во время боя две пули попали мне в локоть. За бой я получил орден Мужества, и почти два года ушло на восстановление здоровья. Меня отвезли в госпиталь в Моздок. Встал вопрос об ампутации руки. Врачи сомневались, что удастся спасти руку. Хорошо, что они не стали спешить. Через день меня на самолете отправили в госпиталь в Екатеринбург. Рукой занялись специалисты из нашего НИИ травматологии и ортопедии. Очень много я пережил в те дни. Появлялась надежда, ей на смену приходило уныние. Страшно было в 32 года становиться безруким инвалидом.

9 мая 2000 года. Стадион "Спартак" в Грозном. За час до ранения

После нескольких операций началось выздоровление. Врачи за это время стали мне родными людьми. Я особенно благодарен заведующему отделением НИИ Константину Ивановичу Пиастопуло, много сделали для меня доктора Игорь Иванович Пивень и Михаил Наумович Полляк.

Медики говорили, что рука спасена, но функционирование ее будет ограничено. То есть, почти что инвалидность. Но я не хотел этого и начал тренировать руку. Разрабатывал ее до боли, стиснув зубы. Доктора своим глазам не поверили, когда я при них выжал штангу весом в 105 килограммов.

Город Грозный административно поделен на четыре района: Заводской, Ленинский, Октябрьский и Старопромысловский. Поэтому боевики назначили в город четверых так называемых эмиров. В их обязанности входит организация диверсионной работы. Для проведения терактов они получают деньги, а потом распределяют их между командирами более мелких бандгрупп. В начале 2003 года нам удалось выявить и ликвидировать одного такого эмира. …

Врагов мы знаем в лицо

Долго мы охотились за ним. У нас уже был надежный источник в его окружении, но несколько раз операции срывались из-за его чрезвычайной осторожности. Эмир как будто чувствовал засаду. Опытный человек, он никогда не появлялся вовремя: либо чуть раньше, либо чуть позже. В конце концов, я решил пойти на рискованный шаг - схватить его днем в людном месте в частном секторе. В один из дней агент сообщил нам: в какой час и в каком именно месте появится эмир.

В частный сектор большими силами не войдешь. Повсюду снуют подростки, и, едва появляется чужая машина, они тут же разносят эту весть по всей округе. А уж если появляются военные, все вокруг моментально «вымирает».

Чтобы не привлекать к себе внимания, мы поехали на легковой машине с местными номерами. Я с напарником и водитель - наш сотрудник с кавказской внешностью. Разумеется, все мы были в гражданской одежде. Из оружия имели лишь пистолеты. Да еще автомат лежал в машине. На всякий случай.

Въехали в частный сектор. Вскоре наш агент по рации сообщил, что машина эмира приближается. Мы приготовились, вскоре он показался. Мы резко перегородили дорогу и выскочили из машины. Предложили ему сдаться. Эмир был ко всему готов. Он моментально среагировал и открыл по нам огонь. Завязалась перестрелка. Пытаясь скрыться, эмир забежал во двор какого-то дома. Я за ним. Завернул за угол и столкнулся с ним лицом к лицу. Эмир был уже ранен, у него кончились патроны. Видя, что плен неизбежен, он выхватил гранату, кольцо которой было вшито в карман. С криком «Аллах акбар!» он бросился на меня. Я успел его оттолкнуть и крикнул напарнику: «Граната!». Сам упал за доски. Прогремел взрыв. Я был контужен, а напарник получил осколочные ранения.

Страшная трансформация произошла в сознании чеченцев за последнее десятилетие. Не было среди них раньше камикадзе. Ведь этот эмир - молодой парень двадцати двух лет. Этот человек никогда не ходил в школу. Он вырос в атмосфере войны, жестокости и никогда не видел ничего другого. У него нет ни отца, ни матери. «Аллах акбар!» - это все, что у него есть, весь его мир. Еще недавно чеченцы не были столь религиозны. Говорили о независимости и войне за освобождение своей земли. Но идея скомпрометирована, и о ней давно забыли. Никакая независимость им уже не нужна. Люди хотят мира. Арабы принесли с собой ваххабизм и разжигают войну с новой силой. Провоцируют продолжение конфликта. Война начала носить ярко выраженный религиозный характер. Это не стремление народа к независимости, а желание группы фанатиков или авантюристов подчинить людей своей идеологии. …

По итогам последней командировки меня представили к награждению орденом «За военные заслуги» и медалью «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени с мечами.

Поиск по сайту:

Россия и мир

Опрос